Menu

Научный календарь, декабрь 2020 г.

Диагноз недостаточности фактора XIII

Какой особый аспект нужно учитывать при определении активности фактора FXIII по высвобождению аммония?

У пациентов с легкой недостаточностью FXIII необходимо параллельно исследовать холостой образец плазмы с ингибитором фактора XIIIa для поправки на независимые от FXIIIa процессы потребления НАД(Ф)Н и образования аммония в образце от пациента.

У пациентов с умеренной и тяжелой недостаточностью фактора FXIII необходимо параллельно исследовать холостой образец плазмы с ингибитором фактора XIIIa для поправки на независимые от FXIIIa процессы потребления НАД(Ф)Н и образования аммония в образце от пациента.

У здоровых людей необходимо параллельно исследовать холостой образец плазмы с ингибитором XIIIa для поправки на независимые от FXIIIa процессы потребления НАД(Ф)Н и образования аммония в образце от пациента.

Congratulations!

That's the correct answer!

Sorry! That´s not completely correct!

Please try again

Sorry! That's not the correct answer!

Please try again

Notice

Please select at least one answer

Научное обоснование

Форма фактора свертывания XIII, присутствующая в плазме, представляет собой про-трансглутаминазу, играющую основную роль в конечной стадии формирования сгустка крови [1]. Зимоген FXIII в плазме (pFXIII) имеет тетрамерную структуру (FXIII-A2 B2) с двумя каталитическими А-субъединицами (FXIII-A) и двумя В-субъединицами, выполняющими функцию носителя и защиты (FXIII-B), и активируется тромбином и Ca2+. Тромбин отщепляет активационный пептид от FXIII-A и вызывает диссоциацию субъединиц A и B в присутствии Ca2+. При этом отщепленный FXIII-A димер превращается в активную трансглутаминазу (активированный FXIII, FXIIIa). FXIIIa образует ковалентные перекрестные сшивки между фибриновыми полимерами и альфа 2-антиплазмином с образованием фибриновой сети, устойчивой к напряжению сдвига и защищенной от фибринолитического фермента плазмина.

Врожденная недостаточность FXIII‐A — редкое заболевание, сопровождающееся повышенной кровоточивостью; оно встречается с частотой 1 случай на 1–3 миллиона [2, 3] и подразделяется на два типа:

  • Недостаточность I типа — количественный дефект, обусловленный снижением синтеза белка.
  • Недостаточность II типа — нормальная или почти нормальная концентрация нефункционального FXIII‐A.

Тяжелая врожденная недостаточность FXIII‐A может привести к тяжелым кровотечениям, например, в полость черепа, в мышцы и подкожные мягкие ткани. Для недостаточности FXIII-A особенно характерны кровотечения после травмы или операции, вызванные нестабильностью и ранним лизисом сгустка, а также многократные спонтанные аборты. Гетерозиготные случаи с активностью около 30–60% сложно выявить только по симптомам. Проблемы часто возникают только в связи с операциями, удалением зубов или менструальными кровотечениями. Тяжелая недостаточность FXIII-B очень редка и сопровождается более легкими симптомами кровотечения, чем недостаточность FXIII-A [4].

Приобретенная недостаточность FXIII встречается чаще врожденной и возможна при нескольких заболеваниях, например, крупных хирургических вмешательствах, эмболии легочной артерии, инсульте, лейкозе, циррозе печени, сепсисе и диссеминированном внутрисосудистом свертывании (ДВС). Количество субъединицы FXIII-A снижается до 20–70% из-за снижения синтеза или повышения расхода.

Еще одна причина тяжелой недостаточности FXIII — аутоантитела, подавляющие активацию FXIII или активность FXIIIa [2]. В большинстве случаев аутоантитела вырабатываются у пациентов с системной красной волчанкой (СКВ), но также и при других аутоиммунных или злокачественных заболеваниях и как побочное явление определенных лекарств. У пожилых пациентов это может произойти спонтанно.

Важный аспект у пациентов с недостаточностью FXIII заключается в том, что отсутствие перекрестных сшивок фибрина также может ограничить формирование D-димеров (продукты расщепления фибрина с перекрестными сшивками, образуемыми FXIIIa), таким образом, обычно информативный показатель D-димера становится ненадежным.

Первая стадия диагностики недостаточности фактора XIII — исключение других сопутствующих нарушений системы свертывания, таких как болезнь фон Виллебранда (БФВ) или гемофилия. Базовые исследования на заболевания с нарушением свертывания, такие как определение протромбинового времени или активированного частичного тромбопластинового времени, у пациентов с недостаточностью фактора FXIII обычно не выявляют отклонений и могут указывать на недостаточность FXIII при наличии клинических симптомов геморрагического диатеза.

Комиссия по науке и стандартизации Международного общества тромбоза и гемостаза (ISTH) опубликовала алгоритм диагностики и классификации недостаточности FXIII в 2011 г. Алгоритм включает анализ активности и антигена, а также генетические исследования [5].

Количественный анализ активности FXIII основан на двух принципах измерения:

a) измерение меченого амина, встраивающегося в белковый субстрат;

b) измерения аммония, высвобождающегося во время реакции.

Методы измерения встраивания амина чувствительнее методов измерения высвобождения аммония, однако не стандартизированы, занимают больше времени и реже бывают автоматизированы.

Преимущества методов измерения высвобождения аммония — быстрота, истинная кинетика и возможность использования в полностью автоматических анализаторах. Однако значительным недостатком является сравнительно низкая чувствительность и относительно высокий предел количественного определения (от 3 до 5% от нормы в зависимости от использующегося реактива). Кроме того, при измерении по высвобождению аммония можно переоценить активность FXIII из-за независимого от FXIIIa расщепления НАД(Ф)Н во время измерения под действием присутствующих в плазме ферментов, таких как ЛДГ, или независимого от FXIIIa образования аммония в образцах плазмы. Это приводит к неспецифическому расходу НАД(Ф)Н. Тогда как у здоровых людей и у пациентов с легкой недостаточностью фактора FXIII завышение результата из-за независимых от FXIIIa факторов пренебрежимо мало, при умеренной (FXIII ≤ 10% от нормы) или тяжелой недостаточности возможна ошибочная классификация [6, 7].

Следовательно, при умеренной или тяжелой недостаточности фактора XIII его активность всегда следует определять с параллельным анализом холостого образца плазмы, чтобы внести поправку на независимые от FXIIIa процессы потребления НАД(Ф)Н и образования аммония. Некоторые производители реактивов предоставляют такой холостой реактив в составе набора для определения FXIII. Однако при отсутствии холостого реактива в наборе следует подготовить холостой образец плазмы с ингибитором фактора XIIIa, например, йодацетамидом [5].

Если активность FXIII в плазме снижена, необходимо установить подтип недостаточности FXIII, измерив концентрацию антигена FXIII-A2B2 в плазме. Если концентрация антигена FXIII-A2B2 снижена, необходимы дополнительные исследования на содержание антигенов FXIII-A и FXIII-B. Также рекомендуются дополнительные измерения активности FXIII и антигена FXIII-A в лизате тромбоцитов.

Необходимо оценить наличие аутоантител к субъединицам FXIII путем исследования со смешиванием, чтобы выявить нейтрализующие антитела к FXIII-A, а также исследований связывания для обнаружения ненейтрализующих антител к FXIII-A и FXIII-B [5].

Результаты определения FXIII всегда следует интерпретировать с учетом других показателей свертывания, в частности, тромбоцитов и фибриногена, а также содержания альфа 2-антиплазмина (все потенциальные субстраты FXIIIa). Рекомендуются генетические исследования для типирования врожденной недостаточности в связи с большим количеством мутаций FXIII [5].

Литература

[1] Komaromi I, Bagoly Z, Muszbek L. Factor XIII: novel structural and functional aspects. J Thromb Haemost 2011; 9: 9–20.

[2] Karimi M, Bereczky Z, Cohan N, Muszbek L. Factor XIII deficiency. Semin Thromb Hemost 2009; 35: 426–38.

[3] Ivaskevicius V, Seitz R, Kohler HP, Schroeder V, Muszbek L, Ariens RA, Seifried E, Oldenburg J; Study Group. International registry on factor XIII deficiency: a basis formed mostly on European data. J Thromb Haemost 2007; 97: 914–21.

[4] Ichinose A. Physiopathology and regulation of factor XIII. J Thromb Haemost 2001; 86: 57–65.

[5] Kohler HP, Ichinose A, Seitz R, Ariens RAS, Muszbek L on behalf of the factor XIII and fibrinogen SSC subcommittee of the ISTH. Diagnosis and classification of factor XIII deficiencies. J Thromb Haemost 2011; 9: 1404–06.

[6] Lawrie AS, Green L, Mackie IJ, Liesner R, Machin SJ, Peyvandi F. Factor XIII – an under diagnosed deficiency – are we using the right assays? J Thromb Haemost 2010; 8: 2478–82.

[7] Ajzner E, Muszbek L. Prophylactic and perioperative replacement therapy for acquired factor XIII deficiency: a rebuttal. J Thromb Haemost 2004; 2: 2075–7.

Copyright © Sysmex Europe GmbH. All rights reserved.
Настройте параметры cookie-файлов

Мы используем куки (cookies, куки-файлы) для того, чтобы обеспечить Вам оптимальное использование нашего веб-сайта и улучшить нашу коммуникацию с Вами. Мы принимаем во внимание Ваш выбор и используем только те данные, на которые Вы выдали нам Ваше согласие.

* может привести к ограничениям в отношении содержания сайта и эффекта его использования
Подробнее о cookie-файлах
Необходимые куки
Эти куки помогают пользоваться нашим веб-сайтом за счет того, что они обеспечивают такие базовые функции как навигацию по сайту и доступ к безопасным разделам нашего сайта. Наш веб-сайт не может работать надлежащим образом без этих куки.
Куки для статистики
Эти куки помогают нам понять, как пользователи взаимодействуют с нашим веб-сайтом, за счет сбора информации на анонимной основе. Благодаря этой информации мы в состоянии непрерывно совершенствовать предлагаемые нами продукты и услуги.
Маркетинговые куки
Они используются для того, чтобы следовать за посетителями на веб-сайтах. Цель заключается в том, чтобы показывать рекламные объявления, которые относятся к кругу интересов и привлекают внимание отдельных пользователей, представляя за счет этого ценность для издателей и третьих сторон, занимающихся рекламной деятельностью.